Администрация сельского поселения Инзерский сельсовет муниципального района Архангельский район Республики Башкортостан предлагает инвесторам объект сельско-хозяйственного производства - откормочник для крупно-рогатого скота, вместимость - 330 голов. Месторасположение - д. Михайловка Архангельского района Республики Башкортостан. В непосредственной близости имеются свободные земли сельско-хозяйственного назначения для выпаса и заготовки кормов - 500 гектар. В помещении требуется ремонт

Пстыго исполняется 90 лет

«…А ты связался с какими-то жуликами, такие деньги присылаешь»

В декабре 2007 года первый канал всероссийского телевидения показал документальный фильм о липецком Центре боевого применения ВВС. Одним из главных персонажей ленты стал маршал авиации И. И. Пстыго. Герой войны и наш с вами земляк. Автору этого материала, также уроженцу Башкирии, посчастливилось общаться с легендарным воздушным асом в процессе подготовки сценария и съемок. И, конечно, он не мог не поделиться с читателями тем, что услышал в ходе этого общения.
Поколение победителей

Чем дальше река времени относит нас от Великой Отечественной войны, Великой Победы мая 1945 года, тем нужнее новым поколениям правда о ней, знание о тех, кто спас Родину от уничтожения. Летчик Иван Пстыго — один из этих победителей. Его жизнь — жизнь крестьянского сына, учит, как нужно любить Родину, раскрывает героический опыт воина, офицера, коммуниста с 1941 года Ивана Пстыго.

И еще один вывод: Советская армия была народной, а не наемной. Она была в высшей степени высокопрофессиональной, хотя в ее командный состав входили дети не генералов, а рабочих и крестьян. Характерный факт: из 43 маршалов Советского Союза 23 — дети крестьян, 12 — из рабочих, 8 — дети служащих, интеллигентов… Главным источником моральной силы, твердости духа Советской армии была любовь наших воинов к Родине.

Менее чем через месяц наш народ, вся Россия будут отмечать святой для всех праздник Великой Победы. Он для всех нас — момент истины.

С наступающим днем Великой Победы всех земляков и юбиляра персонально! Р. СИБАГАТУЛЛИН, ветеран Великой Отечественной войны и Вооруженных Сил, генерал-майор в отставке.

В начале — общеизвестные факты. Родился И. И. Пстыго в Архангельском районе Башкирии, в деревне Сухополь. Меня удивило то, как он, белорус по национальности, мог оказаться за тысячи километров от своей исторической родины. Вот что рассказал Иван Иванович:

— Моя семья родом из Пружанского уезда бывшей Гродненской губернии. Отец, единственный из всех родственников, окончил реальное училище. Был членом партии большевиков с 1913 года. 1 августа 1914-го ушел на фронт. Мать с тремя старшими сестрами осталась одна. Когда немцы разбили 2-ю армию Самсонова и хлынули в Белоруссию, целые деревни ушли с малыми детьми на Восток. Потом их погрузили в вагоны и повезли дальше. Так они попали в Башкирию и там организовали свою деревню Сухополь. Через небольшую горку от местной деревни Валентиновка. В 1917-м нас нашел вернувшийся с фронта отец. Вот в Сухополе в 1918 году я и родился.

Судьба отца была характерной для того времени. Он работал секретарем Архангельского районного исполнительного комитета (РИК). Дважды был арестован. Первый раз — в 1930-м. Три года строил Беломорканал. В 38-м его арестовали еще раз. Заготавливал лес в Кунгуре, освободился только под осень 1940-го. В войну был мобилизован в трудовую армию. И опять попал в Кунгур. Заготавливал дуб для оружейных прикладов. Урал являлся тогда центром заготовки дуба в мире. Он был человеком крепкой закалки, несмотря на все, что с ним случилось, не изменил своим убеждениям. Вернулся в сентябре 1945-го и умер.

Затем семья жила на Шишканских хуторах недалеко от Сухополя. Семилетку будущий маршал окончил в Архангельском. Был активным комсомольцем. Участвовал во всех мероприятиях, в том числе в субботниках в только-только зарождавшемся тогда городе Ишимбае. Обтесывал бревна для первых деревянных вышек.

После окончания семилетки учился в Уфе, на улице Пушкина, в знаменитой школе № 3. Жил у двоюродной сестры. После 9-го класса по комсомольскому набору пошел служить в авиацию.

— Призывался я из Уфы, из чернышевских казарм. Попал в летное училище в городе Энгельсе. Четыре года, проведенные там, были самыми счастливыми в моей жизни — на всем готовом, плюс 100 рублей стипендия! Корова стоила тогда меньше. Половину стал посылать домой. После первого же перевода получил от отца гневное письмо: «Мы тебя посылали в военное училище, да еще в летное, а ты связался с какими-то жуликами, такие деньги присылаешь!».

В Энгельсе лейтенант Пстыго освоил четыре типа боевых самолетов, а через полгода после окончания училища был уже командиром звена. В этой должности и встретил войну. Воевал на самом грозном самолете-штурмовике того времени — Ил-2, владел им в совершенстве. Как-то один из известных военачальников спросил его, чего он не может делать на этой машине. «Только кверху попой не могу садиться, остальное — все!» — под дружный хохот однополчан ответил Иван Пстыго.

— Эти самолеты, вооруженные противотанковыми бомбами малого калибра, наводили ужас на немцев. В атаке Ил-2 мог покрывать площадь 150 на 75 метров с абсолютным поражением всего, что там было.

Земляк наш стал одним из первых летчиков-штурмовиков, предложивших совершенно новую технику бомбометания с Ил-2.

— До этого бомбили лишь с бреющего полета. На штурмовиках даже не было никакого прицела. А как на горизонтальном полете прицелишься? Только с дальнего расстояния. Но при этом и бомбы, и пушечные, и реактивные снаряды попадали в цель уже на излете. И так воевали до 1942 года. До Сталинграда. Я тогда заявил: не буду на бреющем полете ходить. Он нужен только для преодоления полосы зенитной артиллерии: летишь быстро, зенитка не успевает перемещаться за тобой. А потом сразу набираешь высоту — и уже с пикирующего атакуешь!..

Эта идея принесла молодому летчику известность. В конце Сталинградской битвы по заданию замкомандарма Руденко их полку поручили составить руководство по новому боевому применению самолета Ил-2. В это время они стояли на переформировании за Волгой, недалеко от озера Эльтон. Для отработки бомбометания с пикирования комэск Пстыго выполнил больше сорока испытательных полетов.

Инструкцию отправили в Москву. Через несколько дней пришло такое же руководство, разработанное НИИ ВВС и утвержденное главкомом. Получилось, что инициатива И. И. Пстыго осталась незамеченной. Но вскоре летчик стал причиной уже всесоюзного, как он сам говорит, шума. Сегодня мало кто знает, что на Ил-2 впервые были применены реактивные снаряды, такие же, как на знаменитых «катюшах». После того как «эрэсы» (РС-82) пришли в часть, в которой воевал Иван Пстыго, их, как и любое новое оружие, решили сначала проверить.

— Развернули полигон, поставили списанные полуторки. Подвесили к самолету два «эрэса», полетел. Пустил, а они пошли не прямо, а зигзагами. Чуть в какую-то деревню не угодил. Вернулся в полк, там — шум. Выпил, говорят, наверное, вчера свои 100 граммов или сегодня уже успел! Слетал комполка — то же самое. Долго думали, в чем дело. Оказалось — балки крепления РС установлены без пристрелки, на глазок. Сопла камер — по форме рюмки — выточены непрофессионально. Там микронная точность нужна, а точат их 14-летние ребятишки на заводах, стоя на подставках — не достают! Везут, к тому же, в навал. Стабилизатор чуть отогнется — и траектория меняется! Обратились к главкому ВВС Новикову. Прислали майора-инспектора. Он прилетел и покрыл всех матом — напридумывали с три короба! Комполка — ему: «Не надо шуметь, товарищ майор, таким способом ничего не решишь. Сколько «эрэсов» подвесить на ваш самолет?» — «Зачем?» — «Слетайте, посмотрите!». Смутился. Но полетел. Вскоре вышло положение, которое все расставило по своим местам.

Войну И. И. Пстыго закончил уже в должности командира полка. Еще год прослужил в Австрии, а потом решил уволиться из армии и поступить в гражданский институт.

— Приезжает главком ВВС Красовский. До обеда были на полетах. Потом — обед. Спрашивает: «Как ты смотришь на свое дальнейшее будущее?». «Да, — говорю, — уходить надо из армии». Он возмутился: «Мы на вас, молодых, надежду возлагаем. А вы все хотите уходить!». Я говорю: «Вы поймите правильно. Мне 28 лет, и я еще могу высшее образование получить!» — «Получишь! Выбирай: или в академию Фрунзе, или на Липецкие высшие курсы». Я думаю, лучше в Липецк. В академии начнут командовать учить, а мне надо изучать авиационное, летное дело!

После окончания Липецких высших офицерских летно-тактических курсов Иван Пстыго служил в должности замкомдива на Сахалине, командовал дивизией на Чукотке, а затем — авиакорпусом на Камчатке. Снова учился, уже в Академии генерального штаба, после окончания которой командовал 24-й воздушной армией группы советских войск в Германии, за время его службы над территорией ГДР было сбито 27 американских самолетов-нарушителей. В 1967 году был назначен на должность заместителя главкома ВВС СССР. В 1975 году ему было присвоено звание маршала авиации. Долгое время занимал ответственные посты в Центральном аппарате ВВС и в группе генеральной инспекции Министерства обороны СССР. Выйдя на заслуженный отдых, не смог быть просто пенсионером и полностью отдал себя писательскому делу. Сегодня в кабинете на книжной полке стоят уже 26 его книг.

Сегодня Ивану Ивановичу Пстыго исполняется 90 лет. Но, несмотря на возраст, заслуженный военный летчик СССР, Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, Октябрьской революции, Отечественной войны, Александра Невского, Красной Звезды, «За заслуги перед Отечеством», 64 медалей, единственный в стране кавалер восьми орденов Боевого Красного Знамени и наш с вами земляк полон энергии. Вот только здоровье иногда подводит. Да еще стремительно ухудшается зрение. И это, наверное, больше всего огорчает его: исчезает возможность читать, а главное — писать. Может быть, наши знаменитые офтальмологи могли бы помочь легендарному земляку?

Александр МЕЛЬНИКОВ, член Союза писателей и Союза журналистов России. г. Москва.
10.04.08

http://www.agidel.ru/?param1=12127&tab=5